Виктор Нидерхоффер (Victor Niederhoffer)

Виктор НидерхофферВ 1980-90-х гг. Виктор Нидерхоффер создал себе огромное состояние и репутацию одного из самых выдающихся управляющих хеджевыми фондами в США. Но его погубила чрезмерная любовь к риску: перед Азиатским финансовым кризисом он сыграл на повышение таиландских акций, а в ходе кризиса – на повышение индекса Standard&Poor’s 500. Когда рынки обрушились, Виктор Нидерхоффер в одночасье потерял все – $130-миллионный фонд и почти все собственные сбережения. Казалось, жизнь нанесла ему сокрушительный удар, однако он сумел преодолеть путь наверх во второй раз.

Виктор Нидерхоффер почти полностью ограничивает свои операции рынком опционов и фьючерсов на индекс Standard&Poor’s 500, говоря, что “старается не рваться к звездам”.Тем не менее, Нидерхоффер не утратил своей страсти к риску. Он предпочитает “бычьи” позиции. Стремясь играть на краткосрочных колебаниях S&P 500, он покупает и продает различные фьючерсы и опционы на этот индекс, совершая по 20 сделок в день. Как правило, Виктор Нидерхоффер сохраняет каждую позицию от одного до пяти дней. С целью повышения прибылей он использует типичный для хеджевых фондов леверидж, что делает его уязвимым к падениям рынка.

Виктор Нидерхоффер руководит операциями двух хеджевых фондов из своего особняка площадью 1858 квадратных метров, располагающегося в Вестоне, штат Коннектикут. Вокруг особняка раскинулась усадьба, площадь которой составляет 5,26 гектара. В усадьбе есть корт, на котором хозяин, многократный чемпион США по сквошу, отрабатывает теннисные удары.

На втором этаже особняка Виктор Нидерхоффер и его команда трейдеров работают за деревянными столами в двух комнатах, соединенных между собой дверью. Происходящее в его офисе напоминает скорее деятельность научной лаборатории, чем традиционной трейдинговой фирмы. Только двое - Нидерхоффер, которого коллеги зовут “председателем”, и его правая рука – 45-летний Стив Виздом (Steve Wisdom) ведут торги, используя деньги инвесторов. Остальные члены команды тестируют идеи при помощи средств, находящихся на $50-миллионном счете, который является частью личного состояния Виктора Нидерхоффера. Никто в этом офисе не носит обуви, и никто не разговаривает. Сидя напротив друг друга, сотрудники общаются при помощи электронной почты. Время от времени кто-то проходит в кухню, чтобы перекусить; иногда двое исчезают, чтобы поиграть в сквош на корте.

История Виктора Нидерхоффера началась в 1943 году в Бруклине, в еврейской семье. Его отец, Артур, в 1939 году закончил Бруклинскую юридическую школу и пошел работать в полицию. Мать Виктора, Элейн (Elaine Niederhoffer), преподавала в школе. Мальчик вырос в небольшой квартирке, находившейся в одном квартале от побережья, железнодорожной станции и государственной школы. Тогдашний Бруклин был, по воспоминаниям Нидерхоффера, “столицей обездоленных мира” - городом работяг, бунтарей и неудачников. Виктор убежден, что именно Брайтон-Бич дал ему множество полезных уроков, благодаря которым он смог стать успешным форекс трейдером. Он писал, что “игры, сделки, музыка, секс и фауна научили его по достоинству оценивать низменные и рутинные стороны жизни”, а это “необходимая основа для покупок на падении и продаж на взлете - профессии биржевого спекулянта”.

Виктор Нидерхоффер признан одним из лучших игроков в истории сквоша и включен в зал славы этой игры. По словам его тренера, Виктор не обладал большим природным талантом, но у него было необыкновенное рвение и боевой дух, и он работал больше, чем кто-либо другой из его учеников. Виктор побеждал, прежде всего, благодаря своей последовательности и уверенности в себе.По словам Нидерхоффера, тысячи игроков были более сильными, быстрыми, гибкими, чем он, обладали лучшим ударом, однако ни в ком из них эти качества не сочетались с таким упорством и организованностью.

Выйдя из стен Гарварда со степенью бакалавра экономики, Виктор Нидерхоффер отправился на запад, в Чикагский университет, где в 1969 году защитил докторскую диссертацию. С 1967 по 1972 гг. он преподавал финансы в Калифорнийском университете. В 1960-70-х гг. Нидерхоффер опубликовал целый ряд статей о неэффективности рынка, вызвавших значительный интерес и многочисленные споры среди специалистов.Но чисто академическая работа не привлекала Нидерхоффера. В 1965 году, он совместно с бывшим сотрудником Merrill Lynch & Co. Фрэнком Кроссом (Frank Cross) и другом гарвардских времен, доктором экономики Ричардом Цекхаузером (Richard Zeckhauser), основал брокерскую фирму со стартовым капиталом всего $400 под названием Niederhoffer, Cross & Zeckhauser, сокращенно NCZ (ныне эта фирма называется Niederhoffer Henkel). Партнеры покупали при помощи объявлений или писем небольшие частные компании и затем находили для них подходящих покупателей из числа публичных компаний.

В 1979 году Нидерхоффер решил заняться торговлей на срочном биржевом рынке, начав с золота и серебра, а затем перейдя к инструментам с фиксированной доходностью и иностранной валюте.

В 1980 году была основана трейдинговая фирма NCZ Commodities, Inc., также известная под названием Niederhoffer Investments, Inc. Фирма Niederhoffer Investments стала одним из ведущих финансовых консультантов в области фьючерсов, опционов и акций. В начале 1980-х гг. успех трейдера был замечен Джорджем Соросом (George Soros), который доверил ему управление отдельным счетом. Более десяти лет Виктор Нидерхоффер получал высокие прибыли, управляя средствами Сороса в размере до $100 млн., вложенными в инструменты с фиксированной доходностью и валютный рынок.

К середине 1990-х гг. Виктор Нидерхоффер считался одним из ведущих трейдеров по фьючерсам в США. Среднегодовая доходность, полученная Niederhoffer Investments с момента ее основания по 1996 год, составила 35%. По результатам 1996 года нью-йоркское агентство MAR Hedge присудило ей пальму первенства в своем рейтинге компаний, управляющих хеджевыми фондами. В 1994 году журнал Business Week назвал Нидерхоффера лучшим управляющим фонда на срочном биржевом рынке Америки. А сам он вспоминал, что “в один счастливый месяц” его фотография была опубликована сразу в нескольких авторитетных изданиях, а именно Business Week, National Enquirer, Financial Trader и Wall Street Journal. В 1997 году Виктор Нидерхоффер опубликовал ставшую бестселлером книгу “Университеты биржевого спекулянта” (“The Education of a Speculator”), в которой автобиографические черты оригинальным образом сочетаются с инвестиционными идеями.

Однако едва Виктор Нидерхоффер успел опубликовать книгу, его постигла беда, лишившая его не только денег, но и репутации. В 1997 году трейдер видел слишком мало возможностей для удачных спекуляций на устойчивых ликвидных рынках, и его взоры устремились к рынкам развивающихся стран, которые в тот момент были на подъеме. Виктор Нидерхоффер вложил значительные средства в акции таиландских банков. Его расчет был основан на том, что государство не даст этим банкам потерпеть крах. К тому времени экономика Таиланда, одна из самых быстрорастущих в мире, уже была “перегрета”, а объемы выданных банками кредитов были огромны. 2 июля Банк Таиланда отменил привязку национальной валюты, к доллару, и ее курс к доллару рухнул более чем на 19% за день. К августу потери по позициям Нидерхоффера достигали $50 млн. Осенью начавшийся в юго-восточной Азии финансовый кризис распространился на Бразилию и Россию, однако Нидерхоффер все еще сохранял оптимизм. Решив сыграть на повышение индекса Standard&Poor’s 500, он приобрел опционы на этот индекс, но не стал хеджировать позиции.

Катастрофа наступила 27 октября 1997 года, когда американский рынок обрушился на 7,2% и Нью-Йоркская фондовая биржа, NYSE, была вынуждена остановить торги за полчаса до момента закрытия. Когда брокер Нидерхоффера, фирма Refco, потребовала внести дополнительное обеспечение, у него не оказалось денег. Виктор Нидерхоффер заложил свой дом и продал на аукционе Sotheby’s коллекцию старинного серебра. Коллеги покинули его, он стал парией Уолл-стрит. Постепенно боль поражения стала утихать. Имея шестерых детей и множество расходов, Виктор Нидерхоффер , по его собственным словам, не мог позволить себе роскошь упиваться своим несчастьем. Чтобы помочь ему встать на ноги, его друг Эл Халлак (Al Hallac), управляющий Weston Capital Management LLC, учредил небольшой хеджевый фонд, названный Wimbledon Fund Ltd. Фонд начал операции в 1998 году, но начинать было нелегко. Брокеры, боясь пострадать, если он вновь потерпит крах, принуждали его вносить депозит вдвое или втрое больше обычного.

В июле 2001 года у Виктора Нидерхоффера появился долгожданный шанс, за который он ухватился обеими руками. Мустафа Заиди (Mustafa Zaidi), один из его прежних инвесторов, предложил ему управлять активами оффшорного фонда Matador Fund Ltd. Этот фонд был учрежден Заиди для институциональных инвесторов в Европе и ЮАР. В феврале 2002 года, когда Matador начал вести торги, его активы составляли всего $2 млн. С тех пор активы Matador непрестанно возрастали и к лету 2006 года достигали $346 млн. В 2005 году доходность фонда составила 56%, а показатель среднегодовой доходности был на уровне 41%. Правда, его результаты не были стабильными. Фонд понес 30-процентные потери в июле 2002 года в связи с падением курсов американских акций. В 2005 году он потерял 12,7% в апреле и 5,42% в октябре.

В феврале 2006 года Виктор Нидерхоффер и Заиди открыли фонд Matador для других инвесторов. Нидерхоффер также учредил второй хеджевый фонд, Manchester Partners LLC, который, в отличие от Matador, доступен для американских инвесторов.

В музыкальной комнате особняка Нидерхоффера, над огромным фортепиано, висит картина, изображающая “Essex” – китобойное судно XIX века. Нидерхоффер любит рассказывать его историю, напоминающую, как много он ставит на кон, испытывая судьбу во второй раз. В августе 1819 года “Essex” покинул берега Америки, отправившись на поиск китов в южную часть Тихого океана, но был протаранен кашалотом. Капитан Джордж Поллард (George Pollard) и 19 человек команды попытались на трех лодках достичь берегов Перу. После трех месяцев мучительного плавания, в ходе которого несколько умерших моряков были съедены своими товарищами, восемь оставшихся в живых были спасены. Впоследствии Поллард только один раз вышел в море в качестве капитана китобойного судна “Two Brothers”. В феврале 1823 года этот корабль также затонул, разбившись о коралловый риф. Поллард вернулся на родину парией и закончил свои дни ночным сторожем. “В Америке человеку дается второй шанс, - говорит Виктор Нидерхоффер, рассказывая эту историю. – Третьего шанса не бывает”.


"Обсудить «Жизненный путь Виктора Нидерхоффера» на нашем форуме трейдеров форекс"